Spartak

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск

Статьи

Главная » Статьи » История

Яхт-клубу "Буревестник" - 60 лет

Первые упоминания о «Буревестнике» как яхтенно-спортивной базе появляются в первые послевоенные годы — 1946–1947. Расположенный на Дмитровском шоссе вблизи от Москвы, яхт-клуб «Буревестник» с 50-х годов стал местом, где студенты со своими преподавателями вкладывали все свои силы в развитие и возрождение парусного спорта. Опираясь на собственные возможности, а также на значительную помощь со стороны профсоюзов, члены клуба занимались парусным спортом и воспитывали новые поколения любителей и профессиональных яхтсменов. Уникальное расположение клуба открывало выход в единственную подходящую для яхтинга акваторию в московском регионе. Находясь в начале Клязьминского водохранилища, можно было с легкостью дойти в соседние Пироговское, Икшинское, Пестовское, Пяловское и Учинское водохранилища. Благодаря энтузиазму спортсменов-любителей «Буревестник» существовал до начала 90-х годов ХХ века, являясь главным студенческим центром парусного спорта в московском регионе.

Датой рождения «Буревестника» как яхт-клуба считается 1953 год. Тогда на парусной базе в заливе Клязьминского водохранилища был основан клуб, который стал первым в ряду других спортивных направлений студенческого Добровольного спортивного общества «Буревестник», объединившего студентов, аспирантов и преподавателей высших учебных заведений. Вспоминая те, полные романтики и энтузиазма, года, мастер спорта и судья Всесоюзной категории по парусу Сергея Истомин писал в своих мемуарах: «…В первый же сезон после окончания войны на парусных базах Москвы на Химкинском и Клязьминском водохранилищах появились довоенные яхтсмены. У некоторых после фронта не было ноги или руки, но они привели с собой молодых и страшно голодных мальчишек. Выглядело это так: утром в первое воскресенье апреля все собирались на Савеловском вокзале и на паровозе, у которого все вагоны были очень старыми и разными, с песнями ехали до станции Водники, а затем шли по базам. Там начинался ремонт. Надо было рашкеткой отскоблить старый кузбасс-лак (такой черный и засыхающий после окраски только в воде), починить и покрасить матерчатое покрытие палубы (равендук), привести в порядок паруса и такелаж, починить все, что было сломано, зашпаклевать паклей щели между досками обшивки, покрыть днище новым кузбасс-лаком, затем спустить лодку на воду и подождать несколько дней, пока обшивка набухнет и перестанет протекать. Процесс ремонта занимал три-четыре воскресенья (суббота в то время была рабочим днем). Лодки были очень тяжелыми, и спускали их на воду по весне и вытаскивали только осенью. В то время очень часто на яхтах ходили в «дальние» походы на Пяловское и даже на Пестовское водохранилища. Там ночевали у костра и кормились картошкой с соседних огородов». Именно так, силами настоящих ценителей воды на спортивных базах, коей являлся и «Буревестник», и возрождался яхтенный спорт.

Яхт-клуб «Буревестник» в 60-е

Нельзя сказать, что сразу после сооружения Пироговского гидроузла и образования Клязьминского водохранилища парусный спорт в Московском регионе стал активно развиваться. Но достаточно было одного неудачного выступления советских яхтсменов на Олимпийских играх 1952 года, как за продвижение этого вида спорта крепко взялись на государственном уровне. «Буревестник» стал не только одним из старейших яхт-клубов в регионе — местом, где профессорский состав большинства московских вузов вместе c студентами строили яхты, тренировались, соревновались, просто проводили время на воде, но определенно особенным.

Многократный чемпион регат, профессор Леонид Лесневский вспоминает, что он начал заниматься яхтенным спортом в 1955 году в секции МАИ. Говорит, что пришел за компанию c другом, a в итоге остался в парусе на всю жизнь. Лесневский до сих пор судит парусные соревнования, и его дети и внуки тоже занимаются парусным спортом. «Самое главное, — уверен он, — что у «Буревестника» славная, «намоленная» спортом и яхтами территория».

Как свидетельствует «Большая советская энциклопедия», именно 1953 год стал датой официального открытия «Буревестника». Правда, добавляют яхтсмены, в величайшем из справочников ни слова не сказано о самом начале пути клуба. И лучше всего об этом может рассказать легендарный участник сообщества, до сих пор с трепетом наблюдающий за сбросом собственной яхты по весне, — дядя Ваня, он же Иван Георгиевич Золкин.

— Картофельное поле бабы Шуры и поселения Капустино стали подвергаться набегам лодок и малых яхт как для зимнего хранения судов, так и для использования прибрежной зоны для причалов. И я помню, как будущий директор яхт-клуба Виктор Комов уговаривал бабу Шуру отдать земельный надел безвозмездно, с ведома и согласия совхоза «Капустино» под спортивную организацию отдыха молодежи на воде, — улыбается Иван Георгиевич. — Картофельное поле бабы Шуры отделялось от дороги грядой кустов, в которых были слышны щебетание птиц, трели соловьев. Берег у нее был низкий, с неухоженной растительностью, глинистый и, казалось, мало кого привлекал. Однако малая осадка швертботов и катеров доставляли приют и ночлег любителям экзотики, а протесты бабы Шуры были громкими: ведь урожай терпел урон, особенно капуста. Но, несмотря на то что пришельцы «помогали» выкапывать, окучивать и снимать урожай, владелице доставалось все меньше и меньше… В этих условиях Комов, сам любитель путешествий, он ходил на катере «Наука», продолжал уговаривать владелицу участка, отторгнутого от совхоза из-за неугодий, дать причал любителям парусов и ветра на кусочке берега. И наконец баба Шура сдалась. На отвоеванной территории появились палатки, хибарки и хибары побольше для хранения яхтенных принадлежностей и моторов. Яхты перемещались по берегу и переворачивались для хранения и ремонта методом «Эй! Ухнем!». Суденышки покрупнее ставили на полозы-склизы. Тяга — сами. Позже Комов уговорил совхоз отдать потрепанный трактор и, как бывший танкист, с увлечением управлял немудреной техникой.

Помимо парусного спорта, в клубе развивался и спортивный туризм, с дальними плаваниями. Этому способствовало появление трофейных немецких крейсерских лодок из красного дерева с каютой и килем, которых в «Буревестнике» было 5–7 штук. Ходили на Онегу, Ладогу и Белое море. Немецкие крейсерские лодки, положившие начало долгим походам, стали опасными: в какой-то момент одна из них трагически затонула, так что остальные сожгли. Старожил клуба Александр Филиппович Шрамченко прошел Великую Отечественную и сразу после стал интересоваться яхтенными спортом. В «Буревестник» пришел в 1968 году вслед за своим товарищем, сослуживцем. Через некоторое время приобрел морской бот, который был превращен буревестниковскими мастерами в яхту.

Яхт-клуб «Буревестник» в 60-е

— В том году мне надо было спустить на воду яхту длиной 8,5 метра и весом 6 тонн, — рассказывает Александр Филиппович. — Для этого бывший начальник клуба, лично управляя трофейным «Студебеккером», предварительно загрузив его бетонными блоками, подъехал к яхте, которая стояла на деревянных санях, и подвел яхту к берегу залива. На весельной лодке на другую сторону залива перевезли довольно большого диаметра трос и его конец прикрепили к мощному трактору. Так как другой берег был сильно заболочен, трактор мог двигаться 25–30 метров, после чего возвращался к берегу, и трос прикреплялся снова. Эта операция продолжалась 2–3 часа, в результате яхта на санях оказывалась в воде, на достаточной глубине. На втором этапе нужно было вытолкнуть сани из-под яхты, это оказывалось намного труднее первого этапа. Сани весили примерно 800 кг, поэтому сила соответствующего всплытия — 400 кг; попытка нескольких человек, спустившихся в воду при 12–15-градусной температуре, вытолкнуть сани из-под яхты, оказывалась раз за разом неудачной. Поэтому в таком виде яхта с санями под контролем оставалась в воде на две недели для намокания. После этого проводилась сложная операция по выдергиванию саней из-под яхты. Таким образом, спуск продолжался более двух недель. Когда приходило время спуска или подъема яхты из воды, у каждого из судовладельцев наступал буквально предынфаркт.

В 70-х годах яхта «Туман» Болеслава Родинкова считалась в яхт-клубе флагманской. Еще был ДК-10 Владимира Тимофеева. К счастью, оба судна хорошо сохранились и до наших дней — двенадцатиметровые, на то время они считались большими, даже огромными. Теперь, конечно, в сравнении с современными катерами они смотрятся очень смешно: скорость 12 узлов, тихоходные, созданные для дальних походов. Управляющий партнер Burevestnik Group Андрей Бойко тоже вспоминает, как он шестилетним мальчишкой впервые оказался в яхт-клубе «Буревестник».

— Полный радужных ожиданий, в 1970 году, в глубоком расцвете Советского Союза, я увидел яхты и паруса, — говорит Андрей, — и яхтсменов — взрослых, сильных, загоревших, с такелажем в руках и взглядом, устремленным вдаль. Эта романтика не могла не нравиться и не цеплять и определенно повлияла на мой выбор, сделанный спустя 20 лет.

Яхт-клуб «Буревестник» в наши дни

Заслуженный тренер России Михаил Калинин, продолжая «летопись воспоминаний», добавляет, что в 1987 году «Буревестник» стал слегка похож на Шанхай: бытовки, вагоны — все разномастно.

— Единственное, что было на тот момент современным, — это два больших металлических эллинга, все остальное — постройки 60-х годов. Штат клуба был минимальный: директор, бухгалтер, охранники, электрик, ну и наемный медик, который работал по выходным. Арендовать места можно было в любом яхт-клубе, но в «Буревестнике» привлекала непринужденная обстановка. В нем тренировались студенты шести или восьми вузов. Среди них МГТУ им. Баумана, МАИ, Институт нефти и газа, МИХМ, МАДИ. У каждого вуза была своя секция, тренер. В «Буревестнике» они арендовали территорию, где в зависимости от финансов и занимали разное количество бытовок. Здесь развивался и парусный спорт, и летний, и зимний виндсерфинг, на водных лыжах, правда, не всегда катались, потому что до конца 70-х годов действовало постановление о запрете на хождение катеров по водохранилищам — всем, кроме Истринского. Но вот чем был хорош «Буревестник», так это тем, что там все были равны. Например, по клубу ходит человек в телогрейке, в ушанке, ищет гаечный ключ, а оказывается — это профессор и лауреат какой-нибудь премии. А вот он на равных идет на яхте со студентом в экипаже. Именно независимость статуса на яхте от возраста и должности и делала клуб таким демократичным. Студенческий спорт в эти годы пытался полностью соответствовать олимпийскому уровню и ходил на таких яхтах, как «Дракон», «эМ-Ка», «Солинг» и «Летучий Голландец». После Таллинской Олимпиады все суда пошли из Польши, они были пластиковые. В яхт-клубе получали «Ок-Динги», катамараны «Торнадо» и весь крейсерский флот. До 1983 года яхты шли с хорошими парусами и мачтами, а после поляки стали делать все сами и мачты ухудшились, их потом называли «ярузельки» (от имени президента Польши Войцеха Ярузельского). Долгие годы регаты выигрывали на импортных фирменных мачтах Proctor. В начале девяностых многие в клубе пересели на крейсерские яхты, по выходным проходили серийные регаты — в день по две или три гонки. Виктор Музалев, пришедший в «Буревестник» в 1984 году как студент парусной секции МГТУ им. Баумана, вспоминает, что, когда началась перестройка и стали «Буревестник» делить, члены клуба занимались сбором подписей ректоров вузов, пытались изменить ситуацию. Собрали 11 подписей — чтобы «Буревестник» остался «Буревестником» и чтобы ВУЗы взяли его на себя, но и это не помогло. К концу 90-х годов клуб умирал, институты его уже не могли содержать. От того обилия парусных институтских секций остались единицы. Менялся не только парусный флот. В начале девяностых в клубе стали появляться моторные яхты, которые смотрелись как пришельцы из будущего, правда, это будущее наступило очень быстро.

— В те времена был такой период, когда моторных катеров стало много, и население тогда их активно покупало. В это время маленькая яхта «Микрик» — швербот микрокласса — или «Ассоль» были в широкой продаже. Стоили около пяти тысяч, как «Жигули». Покупали их на заводах в Махачкале, Санкт-Петербурге, Таллине. А сами мы были молодыми и горячими, второго мая только лед сошел, леденющая вода, сильный ветер, а мы уже на воде. На последних состязаниях гонялись иногда под снегом — уже в конце сентября или начале октября. Зимой — на буерах.

Яхт-клуб «Буревестник» в наши дни

В те года у нас всех было чувство несправедливости от того, что все это может работать, но на самом деле только чахнет, — добавляет Андрей Бойко. — И не было никаких планов по коммерциализации или созданию коммерческого проекта, поскольку мы были равноценными членами клуба и были просто не согласны с ситуацией. Хотелось всего-то сделать место вокруг себя чистым и комфортным, и первые пять лет, можно считать, что до 2000 года, мы занимались именно этим. Со временем стало понятно, что есть множество людей, которые готовы ценить эту чистоту и порядок не только вокруг себя, но и вокруг соседа.

С распадом СССР и сложной экономической ситуацией в стране яхт-клуб в начале 90-х годов оказался в критическом положении, которое могло привести к его исчезновению. Обычные студенты и любители в сложившихся реалиях уже, к сожалению, не могли обеспечивать жизнедеятельность клуба. Исправить ситуацию и сохранить историческую ценность возможно было только переведя деятельность клуба на новый виток развития, что и произошло в 1993 году, когда была основана компания «Буревестник», переименованная впоследствии в Burevestnik Group. Компания занялась управлением яхт-клубом и создала полноценную инфраструктуру, отвечающую всем самым современным требованиям. Благодаря этому яхт-клуб получил новый импульс для своего дальнейшего развития и со временем занял место лучшего яхт-клуба страны, став самым престижным местом в регионе для водных видов спорта. С того времени, как яхт-клуб был преобразован в МРОО «Буревестник», началось настоящее благоустройство территории: приведение в порядок причалов, строительство судоподъемного сооружения со слиповой частью, проведение технического переоснащения клуба.

— Раньше вместо сооружения в клубе был здоровенный трактор «Кировец» — К700 (эти трактора были созданы для освоения целинных земель, но каким-то образом он попал в яхт-клуб), с помощью которого проводился подъем яхт на сушу для зимнего хранения и их транспортировка на громоздких, металлических «телегах», — рассказывает Александр Баранов. — Этот трактор оказался одним из самых первых, сошедших с конвейера завода. Завод отыскал его в клубе в конце 90-х и за то, что он оставался в работоспособном состоянии, клубу подарили телевизор! Каждый год, начиная с 1998-го и по 2006-й, становился новым этапом в жизни клуба. Так, в первый год появились 17–18-футовые американские катера, следом за ними пришли 23–24-футовые катера, еще через год — 30-футовые катера.

— Если поставить их рядом, то сразу видно, как менялось мировоззрение на протяжении этих трех лет, или лучше сказать — полутора, ведь в зимние полугодия вообще не было никакого движения и не рождалось намерений, — комментирует Андрей Бойко. — Это потом уже, практически одновременно, появились 40-футовые английские катера Sunseeker, Princess, Fairline. После этого был какой-то год накопления, подготовки к принятию решения, и потом начали достаточно быстро поступать заказы на 50-футовые лодки. Статистика говорила, что если европейский рынок и клиент подрастает на один метр в течение двух лет, то российский клиент за один год подрастает на два, а то и на три метра сразу.

На сегодняшний день «Буревестник» — не просто яхт-клуб, это и прекрасное место для отдыха. Здесь все наполнено спокойствием, комфортом и добродушием; ничто не напоминает о житейских проблемах и незавершенных делах. Среди главных достоинств яхт-клуба можно выделить первоклассную инфраструктуру по обслуживанию флота любого размера и назначения, услуги по продаже яхт и катеров, хранение в период межсезонья. Благоустроенные гавани, раскинувшиеся на 1400 метрах береговой линии, позволяют принимать до 250 судов размером до 100 футов с осадкой до 4 метров. В акватории яхт-клуба ежегодно организовываются увлекательные парусные регаты Burevestnik Cup и Burevestnik Masters в классах яхт «эМ-Ка» и «Дракон».

Директор клуба Александр Баранов, говоря о развитии яхтенного спорта в России, уверен, что новый парусный спорт существует и однозначно является украшением водной среды, яхтенного сообщества.

— С полным пониманием того, что парусный спорт вот уже в течение 10 лет без поддержки государства благополучно остановился в своем развитии, в нашем клубе горячо поддерживаются все мероприятия, связанные в возрождением парусного спорта, организуются регаты. Понятие яхты давно стало более широким и не относится теперь только к парусникам, но тем не менее в сознании членов яхт-клуба «Буревестник» первым делом слово яхта в русском языке, как и 60 лет назад, ассоциируется с парусом. Наш клуб преображается, и совершенные силуэты яхт меняют окружающий пейзаж. С появлением марины «Город яхт», многие клиенты садятся на яхту в городе и идут в «Буревестник», а утром, минуя перегруженное Дмитровское шоссе, высаживаются на обновленной Ленинградке и отправляются на работу. Так, все услуги клубов становятся доступны клиентам по одному договору. На территорию закрытого яхтенного порта попасть по-прежнему непросто, но ситуация сегодня уже некоторым образом меняется, и нельзя уже сказать, что, если вы не член клуба, у вас нет возможности быть в «Буревестнике» гостем. Это, конечно, совсем не публичный проект, как в метро, в него по билету не зайти, но ограничений по размерам и бюджетам яхт у нас никаких, яхт-клуб открыт для всех без исключения с воды. Гостевые причалы и гостевые стоянки — это то, за что мы всегда ратовали. Водное братство должно держаться на взаимном уважении, и непринципиально, куда вы идете, главное, что вы находитесь на воде и есть определенная опасность. В море всегда было принято помогать близкому, даже больше, чем на земле. Мы про эти флотские взгляды на жизнь никогда не забываем.

Александр добавляет, что важным событием юбилея стало открытие совершенно нового для компании направления — «воздух», а именно запуск нового продукта — Heliport Burevestnik, полноценной вертолетной инфраструктуры: вертодром на три посадочные зоны, ангар для хранения, опытные летчики и профессиональные механики, сервис и идеальная подготовка техники перед полетом.

— Это отличный подарок к нашему 60-летию, — говорит директор «Буревестника». — И теперь в яхт-клуб можно добраться не только по земле и воде, но и по воздуху!

 

Категория: История | Добавил: Elena (21.11.2013)
Просмотров: 2087 | Рейтинг: 0.0/0

Новости ВФПС