Олимпиада глазами очевидца

Олимпийские игры

Легендарный журналист и писатель Сергей Микулик в преддверии ретро-матча, посвящённого 40-летию московской Олимпиады, вспоминает столицу образца 1980 года.

Олимпиада глазами очевидца

За прошедшие после московской Олимпиады 40 лет почему-то ни разу не удалось выбраться на женский хоккей на траве. Компании как-то не собиралось. Вот и получается, что матчи Индия — Польша (4:0) и Зимбабве — Чехословакия (2:2) так и остаются первым и последним за все это время.

Вообще-то в тот день на Малой арене «Динамо» была и третья игра, СССР — Австрия. Но мы, солдаты-срочники из Подмосковной казармы, призваны были изобразить заинтересованных зрителей только на первых двух — на матчи нашей сборной были уже мобилизованы передовики советского производства. Там-то и аншлаг, и поддержка были гарантированы — даже жалко, что наши тогда проиграли, и именно это поражение лишило их в итоге возможности подняться выше третьего места. Но — вс равно медаль. А социализм, если помните, это прежде всего учёт.

Немного об известном всем бойкоте: женский травяной хоккей дебютировал на Олимпиадах, отбор проводился по итогам последнего чемпионата мира — пять сильнейших плюс сборная-хозяйка. И вот из этих самых пяти, во главе с ФРГ и Голландией, не приехали все! Отсюда и взялись персонально приглашенные Индия с Польшей и Зимбабве с Чехословакией. Но, судя потому, что возникла такая необходимость в болельщиках, турнир не вызвал особого ажиотажа в Индии и особенно — в Зимбабве.

Вместо формы нас одели во что-то летне-больничное — одинаково подстриженные ребята зашли на олимпийские соревнования из соседнего стационара, между процедурами. Впрочем, стояла жуткая жара, и нам выдали какие-то дурацкие панамы. Накануне вечером состоялась политинформация. Замполит части пребывал в слегка затруднительном положении: за кого настраивать ребят кричать? Индия — страна вроде дружественная, Польша с Чехословакией — понятно, а вот Зимбабве… Вроде и из Африки, но не из нашей, что-то там у них не так с политикой апартеида…

Читайте также:  Топ-6 самых драматичных финалов Олимпиад

Чтобы мы не смотрелись «группой поддержки» из одного инкубатора, нас рассадили по разным секторам, а переодетые мрачноватые милиционеры бдительно стерегли, чтобы никто не рванул в самоволку за пепси-колой. Но нам ее и так обещали в перерывах между матчами, поэтому мы и не разбегались. Не обманули, кстати.

Дружественная Индия в одну калитку выносила братскую Польшу — мы вяло поддерживали первых и пытались приободрить вторых. К следующей игре мы разомлели окончательно — а зря. Потом уже выяснилось, что встречались-то будущие чемпион и второй призёр! Но когда шесть команд играют в круг и идёт второй тур — как тут угадать? Да, и в общем, какая разница — кто, если не наши? Зато замполит назавтра рассказал нам, что ничья Чехословакии с Зимбабве — очень даже правильный результат. Всегда бы так!

Олимпиада глазами очевидца

А пепси-кола, кстати, при распробовании — это, как оказалось, тот же самый напиток «Байкал», только в банках. Гораздо реже теперь почему-то вспоминают, что к Олимпиаде появилось и первое отечественное баночное пиво. Называлось оно «Золотое кольцо» и стоило 45 копеек. За емкость 0,33. И не сильно зашло — когда пол-литра «Жигулевского» продавались за 37 коп., а бутылку после употребления можно было вернуть за 12! А банку пустую — куда ты ее сдашь? Впрочем, банкам тем советские люди очень быстро нашли применения в хозяйстве: из них делали копилки, цветочные мини-горшки, они служили игрушками на новогодней елке…

…А милиционеры после Олимпиады переоделись обратно и превратились из вежливых стюардов в тех, кем были до Игр. К тому же в Москву постепенно вернулись люди, которых по некоторым соображениям высылали на время праздника спорта за 101-й километр, и работы у сотрудников правопорядка сильно прибавилось. С болельщиками же у них была своя война. Плановая. С каждого матча надо было доставить в отделение столько-то не в меру активных граждан. Разрешалось хлопать в ладоши и кричать «Шайбу!», раскрытие рта по любому другому поводу легко и запросто могло обернуться приводом. И, соответственно, сообщением по месту работы или учебы о нарушителе общественного порядка. Примите меры к хулигану.

Читайте также:  Лада Задонская о том, как не потолстеть после завершения карьеры в большом спорте, и как воспитать из ребенка чемпиона

Но какими же растерянными чувствовали себя эти блюстители порядка, когда сообщать было не только не за что, но и некуда! Так, демобилизовавшийся из рядов Советской армии человек мог некоторое время не служить и не учиться — типа определяться по дальнейшей жизни. И вот тебя «принимают» трезвого — а послать «телегу»-то и некуда! И приходилось отпускать людей с увещиваниями — ты, давай, того, не кричи там ничего про «Спартак» или «Динамо». Можно только про сборную. Верхом веселого абсурда было вытащить из почтового ящика в подъезде вместе с газетами копию протокола, зачем-то посланного «по месту жительства»: такой-то тогда-то на том-то стадионе вёл себя шумно, нарушал, мешал. Примите меры к самому себе.

Сергей Микулик

Источник

Оцените статью
fps-mo.ru
Добавить комментарий